«Россия научила ничего не бояться, ставить цели и реализовывать их» - Интервью


Журналисты «Медиацентра» продолжают цикл интервью с иностранными студентами. В России нередко встречается не самое лучшее мнение о приезжих из Средней Азии. Иногда это основано на фактах, но чаще - на стереотипах. Мы ежедневно видим людей из этих стран в качестве рабочих в магазинах, на стройках и в других подобных местах. А много ли ребят приезжают учиться, заниматься наукой и общественной деятельностью?

Мы встретились с Ларисой, Акбаром, Айтач и Романом - студентами из Туркменистана и Узбекистана, поговорили о важных, и, одновременно, бытовых и ежедневных делах: об адаптации в нашей стране, впечатлениях от России и Санкт-Петербурга, о современных проблемах молодого поколения, о межнациональном диалоге и о многом другом. Подробности - ниже. А мы благодарим Ассоциацию Иностранных Студентов СПб и лично Ларису Воловикову за помощь в организации интервью.


О погоде, культурных особенностях и религии / Карина Иванова


 

Нравятся ли Вам наш город и погода?

Лариса (студентка РГГМУ, президент Ассоциации иностранных студентов Санкт-Петербурга): мы приехали из жарких городов, происходит акклиматизация. Погода тут, конечно, не очень. Архитектура потрясающая, это город с историей.
Роман (студент СПбГАСУ): я знаю историю Санкт-Петербурга, это культурный город.

 

А люди культурные?

Акбар (студент СПбГПМУ): культурные, в основном, пожилые люди, а вот молодёжь не очень. В России для меня существуют всего два города: Москва и Питер.
Роман: скучаю по солнцу, если утром солнце - значит день удался. Изначально я рассчитывал поступить в Москву и немного расстроился, узнав, что меня направили в Питер, но родители меня поддержали. После года в Питере понял, что тут лучше. Был несколько раз в Москве - не мой город.


Хотите ли вы остаться в России насовсем или планируете вернуться на Родину после окончания учёбы?

Роман: Ещё не знаю. Вроде манит Родина, а с другой стороны - привык к этому городу. Думаю, не нужно сейчас ломать голову. В какой- то момент осознание придёт само.
Акбар: Мне тут всё нравится кроме погоды. После учёбы пару лет поработаю, наберусь опыта, а потом всё зависит от ситуации. Если женюсь в России, то, скорее всего, останусь. Время покажет.
Лариса: я тоже ещё в раздумьях. Планирую поступать в магистратуру. Моя профессия нужна везде и для неё нужен информационный обмен. Пока не знаю.
Айтач (студентка РГГМУ): если получится - буду продолжать учиться дальше, а если нет - уеду обратно.

Какой религии придерживаетесь? Расскажите о ней.

Роман: Я мусульманин, любимый праздник - ураза-байрам, ещё с детства мы всей деревней собирались в саду, ели национальные блюда и устраивали состязания.
Акбар: Я тоже мусульманин. Есть такой праздник Рамазан, когда держат пост, в течение которого в светлое время суток нельзя ни пить, ни есть. И он выпадает на белые ночи. А в течение 20 часов это сложно.
Лариса: Я христианка, так как мои мама и папа русские. Я очень религиозна, соблюдаю каждый пост, хожу в церкви, храмы. Здорово, что в Петербурге были такие значимые люди, которые когда-то повлияли на Россию. В частности, Ксения Петербургская и Александр Невский, в честь которых названы важные христианские места. Другие религии я уважаю и отношусь к ним хорошо. Нужно прислушиваться к другим людям и не ставить стереотипы на другие религии.
Айтач: Я мусульманка, и тоже соблюдаю курбан-байрам. На праздновании мы обычно качаемся на качелях и тем самым очищаемся от грехов.


Любимое национальное блюдо?

Акбар: Плов, оно традиционное, его готовят, когда гости приезжают, на свадьбу, во всех праздниках плов.


Как вам даётся учёба?

Акбар: Я сейчас на 3 курсе и это очень тяжело, у меня ещё не закрыты 4 предмета, может я плохо учился (в этом семестре), но, думаю, я справлюсь.
Лариса: Вообще метеоролог - сложная профессия, сложно учиться, но получается.
Айтач: Поначалу было сложно, так как я не знала русский, а кроме него нужно было учить английский и арабский. Мой родной язык туркменский и он совсем не похож на арабский. Долго я учить столько языков одновременно не смогла, потому пришлось отказаться от арабского.


Образование в России и на Родине, общение,
воспоминания о родных местах/ Мария Савельева

 

 

Где уровень образования выше - в вашей стране или в России?

Акбар: Ну, я думаю, что в Санкт-Петербурге, в России. Но это чисто моё мнение. Сильное образование здесь, академии наук, здесь нобелевские лауреаты. Санкт-Петербург для меня, - это много университетов, большое количество направлений обучения. В основном, все умные и культурные люди - отсюда. Это Путин, Медведев. В процессе обучения здесь много требуют, мне открытым текстом говорят: «Хочешь быть «клизмотерапевтом» - пожалуйста, не учи ничего». Поэтому я думаю, в России образование сильно отличается.
Лариса: Смотрите, сама по себе Россия изначально уже очень-очень давно развивается как в научной сфере, так и в других направлениях, и, действительно, приоритетнее учиться в России. У нас сейчас открывается новый университет, но он всё равно никогда не будет на равных с теми же Политехом, СПбГУ. Поэтому все хотят обучаться в России.
Айтач: Да, согласна со словами ребят, в России уровень образования выше, но думаю, что и у нас скоро он поднимется.

Возникали ли у вас трудности в общении с людьми? Был ли языковой барьер?

Айтач: Сначала было, да, в 2013 году. Я понимала, но не могла отвечать. Дело ещё в том, что я, плюс ко всему этому, очень стеснялась. Сейчас уже все хорошо.
Лариса: У меня не было языкового барьера, так как я русская и, скорее, туркменский не знаю. У меня была русская школа, русский садик. В плане коммуникации тоже никогда проблем не было, я люблю общаться с людьми.
Акбар: Ну, у меня не было никаких проблем, мне наоборот было интересно всегда подойти к бабушке, дедушке, спросить, как дойти, как доехать. Они все расскажут, все покажут. Мне всегда особенно приятно общаться с людьми пожилого возраста.
 

Приносит ли учёба удовольствие?

Акбар: Да, конечно, у меня была практика в Мариинской больнице, в лор отделении. Мне очень нравилось. Понимаете, очень приятно помогать людям, они говорят «спасибо-спасибо», это доставляло огромное удовольствие. Практика начиналась в 9.00, ехать приблизительно час. Я никогда не опаздывал и с радостью шел делать свое дело. Ни разу не было так, чтоб «надоело», «не хочу».
Лариса: Учеба мне очень нравится, у нас была практика в Ленинградской области. Метеоролог – очень крутая профессия: вы должны посмотреть на облачка и сказать какие это облачка. Определив по ним - будет ли дождь. Но с метеорологами нужно быть аккуратнее. Невозможно дать прогноз на неделю. Говорят, что лето будет жаркое – вранье! Зима холодная – вранье!  Одно время я очень хотела в экспедицию в Арктику, но меня не взяли, потому что я тогда была девочкой всего-то со второго курса. Сейчас у меня уже поменялись ценности, если я раньше рассматривала Арктику, то теперь хочу изучать Санкт-Петербург.
Айтач: Мне тоже нравится моя профессия, и я это окончательно поняла на третьем курсе, когда пошла на практику. Сначала испугалась - вдруг дети меня не будут слушать, но ничего такого не было. Они такие маленькие, миленькие.

 

Где вы живете? Это какое-то общежитие или вы снимаете квартиру?

Айтач: В общежитии, у метро Международная, на улице Софийская. Приезжайте! Я там член студенческого совета. Мне нравится, живем мы дружно.
Акбар: Я тоже живу в общежитии, на Тореза, полчаса езды до университета, всё нравится. Там проживают 800 студентов, два корпуса, пять этажей, около 50-60 национальностей. Все дружно живем, готовим вкусные блюда, угощаем друг друга. Летом в парке Сосновка готовим шашлыки.
Лариса: Что касается меня - я живу на проспекте Большевиков.  В моем общежитии живут как русские, так и иностранцы, благодаря этому я познакомилась со многими интересными людьми.

 

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Россию?

Роман: Первое и самое основное, с чем я сам лично столкнулся – это, наверное, некое воспитание. Здесь, я заметил, что страдает почитание старших, на мой взгляд, в России большая проблема с этим. Молодые люди к старшим относятся неуважительно, меня это задевает очень. В метро не уступают места, только какие-то единицы, это очень плохо.
Лариса: Ну, конечно, это почитание старших, некая агрессия. Когда я узнала, что поступила в Санкт-Петербург, многие знакомые были рады, что именно Питер, а не Москва. Вот, например, если подойдешь что-то спросить у человека в Питере, даже если человек не знает, он всегда попытается чем-то помочь. В Москве же такого нет, всегда ответ: «А мы не знаем», - даже если всё прекрасно знают. В Питере тоже иногда такое встречается, но очень редко. Ещё хочу сказать, что не все в Питере общаются со своими соседями, у нас же все наоборот, соседи – это близкие друзья, мы ходим к друг другу в гости, кушаем, хлеб, соль. Всегда открыта дверь. В России - нет.


Санкт-Петербург: городская архитектура и любимые места,
тема межнациональной коммуникации / Ульяна Здоровова



 

Ну, у меня для начала такой, самый простой, самый неинтересный вопрос… Какое Ваше самое любимое место в Петербурге?

Роман: Место…Смотри, моё, наверное, самое любимое, получается, где Исаакиевский Собор и за ним вот...этот сад...Михайловский? Нет, не Михайловский.



Александровский?

Роман: Вот, Александровский, да-да-да. Получается, между Невой и Исаакиевским собором, там вот эта площадка небольшая была... летом. Вот, я там очень много любил времени проводить. То есть, просто прийти, посидеть.

Акбар: Ну, их как бы много...Ну, можно я назову несколько?


Да, да, конечно!

Акбар: Дворцовая площадь, Невский проспект. Я могу хоть 100 раз от Дворцового моста до Невской Галереи прогуляться. Ну, мне интересно. В шоколадный музей по пути зайду...Там, туда-сюда...Невский проспект, Дворцовая площадь, Эрмитаж, Русский музей, Галерея, потом... Исаакиевская площадь, ну, там, рядом. Потом, не знаю, в универе приятно находиться. Но и поспать на кровати - это вообще... божественно.
 

А вы видели, как красиво подсвечивается Дворцовый мост?

Акбар: У меня есть фотография. Я подрабатывал летом в кафе в центре. Это получается, я был там на Алых парусах, 27 мая - на день города. 9 мая - там ещё был военный парад, корабли, истребители, самолёты. Потом... какой ещё праздник-то...Новый год, салют. Ещё вот на Рождество. Я летом был почти каждый день на разводке мостов.

А вам не лень так каждую ночь приходить и смотреть?

Акбар: Я же там подрабатывал. Ну как бы, после работы там делать нечего, сидим, отдыхаем.



Так дворцовый же вроде поздно разводится.

Акбар: Я знаю…Нууу... летом получалось так, что спим мало.

Лариса: Вот, кстати, я просто продолжу. Действительно, когда вот сейчас вы встаёте, ложитесь - всегда темно. В общем, продолжу мысль, вот вы сейчас просыпаетесь, встаёте...ой...ложитесь - темно. А когда летом - это не ощущается. То есть, вы можете лечь в три часа, встать в 7 и действительно светло. Ну, просто вас вот родители гонят спать, а мы...Плюс общаги - мы самостоятельные! Вот.
А что касается достопримечательности какой-то. Конечно, это Эрмитаж, Дворцовая, ну а для себя я заметила ещё такую Питерскую фишку, что есть малоизвестные памятники, которых мало кто знает, но они действительно крутые. Вот, допустим, на Фонтанке есть такая скамейка, а на скамейке сидит такой старичок-ангелочек. То есть, вы приходите, он современный памятник, и он исполняет ваши желания, и он такой милый и очень цепляет. Что ещё такого? Около Ладожского есть памятник знакам зодиака.

Айтач: Я люблю лето. Летом могу поехать в парк Трёхсотлетия. В прошлом году почти каждый день ездила туда, и на велосипеде покаталась, ещё и друзей позвала. И мы с ними вместе шашлыки жарили. Я даже один раз была там на белые ночи. И оттуда пешком, ой, не пешком, а на велосипеде доехала до дома, несмотря на то, что это далеко находится.

 

Хотели бы вы изменить что-то во внешнем облике улиц? Есть какие-то неудобства, может быть?

Лариса: Что мне не нравится? ... Эм... это сложно. А вы именно центр берёте?

Можно и про окраины рассказать. Так, в общем.

Лариса: Порой мне не нравится, что...Опять-таки, видите, мы из городов, в которых всё очень близко, города маленькие. И не нравится, что здесь очень большие расстояния. Ну, это, скорее, от того, что этот город - мегаполис. Опять-же, с какой-то стороны это хорошо. Это развитая инфраструктура и всё такое, но в плане направления, чтобы добраться из одного конца города в другой - только в метро нужно проехать час. Мы за час можем... честно вот, с Москвы до Питера, получается, полчаса лететь, и ты такой сравниваешь – «аааааааааааа». Ну, то есть, большие расстояния. Скорее, вот это.
Айтач: вроде, все окей. Но только вот летом, когда листопад...надо опавшие листья почаще убирать. То есть, на улице листопады бывают... А так - у меня никаких претензий нет.

 

Ну а Вы, Роман? Понятно, что, да, центр, но все же, как архитектор...

Роман: В данный момент стоит мне озвучить некоторую поправку. Я не архитектор, я - инженер. То есть, архитектор - это тот, кто придумывает внешний облик здания, а инженер - тот, кто будет придумывать, как внутренние все системы расположить так, чтобы оно устояло. Вот, поэтому как архитектор я, наверное, ничего не скажу, а вот по поводу улиц, единственное неудобство для меня - это узкие улицы и много домов. То есть, все там постоянно толпятся. Но я понимаю, что с этим уже никак не поборешься, старинную часть города нельзя трогать.


Ну а на окраинах, в спальных районах?

Роман: Там попроще с этим делом. Там, правда, тротуары хоть и меньше, но там и людей поменьше.
Лариса: Акбар, а тебе что не нравится?
Акбар: Мне всё нравится.
Лариса: Вот я тоже говорю - как бы нету того, что не нравится совсем.

 

Сталкивались ли вы с откровенной грубостью жителей Петербурга?

Акбар: Ну я лично - нет.
Айтач: У меня тоже пока никаких конфликтов, ничего такого не было, и, надеюсь, и не будет.
Лариса: Не знаю, именно от Питерских – нет.

 

Поясню что имела в виду: есть такая определённая фраза, точнее, слово - «понаехали».

Акбар: То, что мы понаехали? Ха-ха. не, не знаю, не сталкивался с таким.  
Лариса: Нет, такого не было.
Акбар: Возможно, люди ждут от нас грубостей, но мы как бы стараемся...ну, в основном, смотрите, мы утром бежим на учебу, спешим, потом домой, согреться, поесть. Потом куда-то ещё на встречу тоже опаздываем всегда. Поэтому, чтобы с кем-то спорить, грубить, хамить - нету времени.

Роман: Да, я слышал такое выражение, но не в свой адрес, потому что меня никто не воспринимает за иностранца, все даже иногда перепроверяют мой паспорт.

 

А если бы вам такое сказали, как бы Вы отреагировали?

Роман: Я бы отнесся к этому, наверное, нормально.  Почему мы должны, так сказать, сидеть на одном месте, если у тебя есть возможность, есть желание куда-то поехать? Если мне здесь нравится - я буду здесь развиваться. Ты же не хозяин своей территории. Это не те времена, когда люди жили общиной и племенами и не могли друг к другу перебегать.


То есть, вы бы проигнорировали это?

Роман: Да, я бы отнесся совершенно спокойно. У них (тех, кто использует такое выражение – прим. ред.) сейчас играет какое-то выражение обиды народа...то, что кто-то приезжает, грубо говоря, из глубинки, и может здесь чего-то добиться, и развиться, то есть, может себя найти в жизни, а у них не получается. И легче найти кого-то виноватого, и сказать, что «они все понаехали, забрали лучшие места». То есть, это некое выражение обиды.


Вы стараетесь быть интеллигентным?

Роман: Да.


Просто в наше время по отношению к приезжим из Средней Азии не очень хорошо относятся, потому что ранее люди оттуда совершали не очень приятные действия. Бэкграунд не самый лучший.

Роман: Как бы так сказать. Я понимаю то, что люди всегда бывают разные. Приезжают разные представители одной и той же культуры, одного и того же народа. То есть, кто-то может быть аккуратнее в своих выражениях, кто-то может быть поспокойнее в своих действиях, а кто-то может быть агрессивным и пытаться показать, мол, я приехал и хочу здесь быть хозяином. Это где-то можно понять, их такое отношение, так скажем, но и в то же время, нельзя забывать, что люди бывают разные. То есть, может приехать «золото», а может приехать и «медь».

 

Вернёмся к вопросу про «понаехали». Что думают об этом остальные?

Акбар: если мне нагрубили бы? Ну, если бы я опаздывал, то молча ушел бы, а если бы не опаздывал бы - ну, у меня такой ситуации пока не было. Ну, не знаю, как...смотря кому. Если, там, пожилой человек, то «Извините». Если сверстник, то...я не знаю, честно. Просто единственное, что бесит - это когда полицейские останавливают проверять документы. Просто время отнимает. 5-7 минут просто вылетает.
Лариса: Мммм, нет, я бы не сказала, что что-то такое было. Наоборот, мне настоящие петербуржцы очень нравятся. Я даже приведу пример. У меня в университете есть такой преподаватель. Он местный, ниоткуда не приезжал. Он даже когда снимает пиджак - он у нас спрашивает: «Девушки, вы позволите снять пиджак?» Это действительно тот пример, когда, в принципе, мы студенты, и какая разница? Казалось бы, никому ни холодно, ни жарко: он захотел - снял, захотел - не снял. Так нет, он спрашивает. И многие другие мои друзья, именно из Питера - они очень такие добрые, милые и честные. Я, скорее, хочу сказать, что именно те, кто сами приехали - вот они могут нагрубить. Ты же не узнаешь, питерский он, или нет. Хотя, по внешнему виду, может быть…
Акбар: По каким-то диалектам...
Лариса: Не, по диалектам-то понятно. Бывает же, нет диалекта, акцента какого-то.

 

Ну а как бы вы справились с грубостью?

Лариса: Как бы я справилась с грубостью? Сказала бы...Ну, смотря как бы мне нагрубили. То есть, если бы они сказали «понаехали», тогда «да, зато я здесь и в дальнейшем буду...». А, и ещё такая фишка — вот, кстати, про питерских. У местных людей некоторых нет стимула добиваться чего-то, нет цели. Они говорят, что «А мы-то все равно никуда не уедем». То есть, для приезжих есть стимул добиваться чего-то, реализовывать себя. А у питерских нет. Это, кстати, их минус. Этот, и когда могут сказать «понаехали».
 

Петербург - дорогой город. Так ли это?

Лариса: Нет, с этим утверждением я не согласна. Конечно, есть какие-то нюансы. Я вот про цены не скажу, что дорого, когда я бывала на съездах ассоциации иностранных студентов в других городах – там цены выше. Это раз. И во-вторых, минус этого города как мегаполиса именно в том, что продукты, которые здесь продаются - они безвкусные. То есть, в наших странах у нас... даже далеко ходить не надо. Если вы будете где-то в деревне, или другом таком провинциальном городе - вкус продукта другой. Здесь не чувствуется что это мясо, что это помидоры, что ещё что-то.
Акбар: Ну, если хотим вкусно поесть - то да, очень дорогой. Допустим, мне нравятся помидоры, которые стоят 400 рублей за килограмм. Ну а вот если те покупать, которые за 120 рублей, которые просто «вода» - покупаем, некуда деваться... Ну так, немного дороговатый. А если взять, что там, KFC вот эти всякие, кофейни, допустим, если где-то шаверму поесть - тогда это нормально. Пойти в Дикси затариться, дома приготовить - это все норма. А так - чтобы из вкусного, полезного - ну, дороговато, честно.
Айтач: Да, согласна, что продукты некоторые дороговаты, но иногда думаю, что это стоит того. А так...ну, да, у нас дешевле, чем у вас.

 

Удалось ли вам перенять какие-то привычки у Петербуржцев? В манерах, поведении и пр.

Роман: Надо подумать…Я, наверное, не припомню никакую такую привычку, которая врезалась мне в память, но стоит отметить, что я стал вежливее с другими. Не знаю почему, что вынуждает вести себя так, но я просто стал вежливее относиться к людям и это доставляет мне огромное удовольствие. Я не знаю, питерская ли это привычка, или выработалось у меня это в связи с возрастом.
Айтач: А, ну моя обычная привычка - только покататься на велосипеде ночью, а других привычек нет.
Лариса: Скорее, может быть, поменялся стиль в одежде. Не именно питерский стиль, когда вот такое типичное пальто постоянно на тебе и ты в этом идёшь, но все равно какая-то питерская нотка в одежде чувствуется.
Акбар: Не знаю, я вот научился бегать по эскалатору. Всё. Ну и плюс - всегда таскать зонтик. Ну, не всегда, а в основном.
Лариса:  Когда не таскаешь - всегда дождь. Это оберег, реально. Кстати, еще, может это и не привычка, но мне мои родные и друзья из страны заметили, что я быстро начала разговаривать. То есть, я не знаю, как это ощущается, но от них слышу: «просто помедленнее говори, мы не перевариваем информацию». Я не знаю, отчего это.
Акбар: Может, культурней стали, но это незаметно.
Лариса: Кто стал культурнее, ты?
Акбар: Возможно.


Стереотипы о России и не только / София Николаева
 

 

Когда вы переезжали в Санкт-Петербург, какие чувства испытывали? Было ли страшно? Как к этому отнеслись близкие?

Роман: Я слышал истории и страшные и не страшные про Питер. Всё это очень интересно. Хотелось приехать, посмотреть, пожить здесь, узнать здешнюю жизнь. И я ехал сюда только с настроем, что я здесь действительно найду своё счастье, что для меня это не будет каким-то сложным периодом в жизни. Первое время адаптации для меня пролетело, как щелчок пальцев. Мне повезло, у меня получилось построить хорошие отношения с ребятами, с деканатом. Всё складывалось удачно.
Айтач: Я приехала в ноябре, девятого. Был снег и....болото. Думала «Что за город?», сначала. Но потом привыкла. Родители поддерживали и выбор мой профессиональный, сами сюда отправили. Филологом сама лично хотела стать.
Лариса: Я была очень-очень рада. Я в приоритет ставила города. Первый был Санкт-Петербург, второй-Архангельск, третий-Саратов.
Я так обрадовалась, потому что Санкт-Петербург действительно очень культурный, крутой город, в котором хочется не только побывать, а, может быть, даже остаться. Кроме погоды всё круто. А в плане боялась...нет. Были очень рады, что не Москва, потому что культура. Знакомые, которые учились здесь (именно взрослые люди) и друзья все мои были рады.
Акбар: Я очень рад, что учусь в Санкт-Петербурге, в самом красивом городе Европы. Я думаю - вообще в мире. Кто был в Венеции говорит: «Питер лучше». Привезла меня сюда мама и оставила, сказала: «Будешь жить в самом лучшем городе, в самом культурном, здесь будешь учиться». У меня очень много друзей живут в Москве, я изначально думал - почему не в Москву еду учиться? Мама сказала, что там очень-очень плохо, грубый народ, всегда все спешат, там вот как-то всё не так. Ну, я благодарен Богу, маме, что я учусь в Санкт-Петербурге. Мне здесь всё-всё-всё нравится. Честно. Особенно белые ночи. С апреля по октябрь я чувствую себя почти как в раю.

Есть ли в ваших семьях или лично у вас стереотипы о России?

Роман: Стереотипы... Ну, наверное, самый популярный стереотип, который я вот сейчас сразу припоминаю: я приехал сюда и думал, что, откровенно, здесь народ просто глушит водку. Не знаю почему, откуда это всё пошло... Скорее всего фильмы, влияние, реклама, это оседает у нас в голове и возникает некое такое представление, что глушат, глушат и глушат. По сути, когда я сюда уже приехал, начал знакомиться с местным народом, понял то, что подобное есть везде. Здесь, правда, население большое и это видно больше. И пьющие есть, и непьющие есть.
Но! Я заметил одну такую чёрту у питерцев, у русских: если кто-то пьёт, то они пьют без остановки. То есть, если садятся за стол, то могут выпить немалое количество, так сказать.
Лариса: У меня - нет. Вот смотрите ещё в чём нюанс - в том, что мы живём после эпохи Советского союза все, наши страны, после СНГ. Много-много русских в каждом городе, в каждой стране.
Мы знаем много о России, у нас есть каналы русские.
Акбар: Вот, допустим, когда мы смотрим футбол, чемпионат мира, мы болеем за Россию...У меня папа болеет за Россию, я тоже болею за Россию. На Олимпийских играх болеем за русских. Про спортсменов можем рассказать, про футбольные клубы.
В Ташкенте проживет полмиллиона русских. Есть малая часть евреев, корейцев, грузинов, казахов, но у нас общий язык русский. Я не знаю там...корейского или армянского, но все знают русский.
И потом, с детства мама учила меня...Многие русские, кто жил в нашей стране, уехали в Россию, а пожилые бабушки и дедушки - остались. И меня мама учила, когда я был маленький, помогать им, принести из магазина что-нибудь, выносить им мусор, общаться с ними (мне было очень приятно). Они меня учили русскому языку и советовали куда можно поехать учиться, рассказывали про Санкт-Петербург.
Айтач: Нет, не припомню стереотипов


Встречались ли вы с предвзятым отношением к себе здесь?

Роман: Нет, ко мне относились как ко всем. На равных.
Лариса: Я не встречалась, потому что, в принципе, меня (за всё время пребывания в России) остановили в метро один раз и то потому, что у меня был очень большой портфель забит до отказа. Я как раз на практику в Росгидромет спешила. Я не похожа на иностранца. И ко мне как бы не было такого предвзятого отношения, я не чувствовала.
Айтач: У меня тоже не было. Один раз меня тоже не пустили в метро, с велосипедом. А так, иногда с документами проблемы бывают. Иногда задерживают и спрашивают документы, а я не любитель их носить. Сейчас ношу - и всё окей.
Акбар: Я всегда ношу документы с собой. Не хочу, чтобы мои друзья приезжали в отделение, привозили мои документы из дома. Лучше всегда с собой таскать.
 

Какая была ваша реакция на первый солнечный день в Санкт-Петербурге?

Роман: Я приехал летом, 26 августа 2015 года. Мы приехали вечером, в 10 часов. Сейчас я живу на Фонтанке, а в первые дни я жил у знакомого моих родителей.
Приехал вечером, было холодно. Я выхожу, натягиваю куртку и иду под зонтиком, потому что дождь льёт. Поехали на квартиру, вроде всё хорошо.
Знакомый утром уходит на работу, а я утром еду в университет. И в это первое утро я как раз увидел на улице солнце.
Тогда-то ещё была зелень, я выглянул во двор: машинки ездят, двор большой, площадка детская. Меня впечатлило, мне понравилось.
Акбар: Нет, ну, когда я первый раз прилетел в Санкт-Петербург (26 сентября 2014 года) - было солнышко, но ветер. Ветер и.…нормально.
Но, вот, когда солнышко, я иду к окну и, честно сказать - я загораю. Ну, чуть-чуть. Просто стою, закрываю глаза, стою полчаса-час или книжку какую-нибудь возьму. Наслаждаюсь лучиками солнца.


Лариса: Да, действительно, я прилетела, и тоже было солнце, и я как бы не заметила вот этой разницы, в духе «А, здесь нет солнца» и всё такое. Но прошло время и: «Ммм…солнца вообще нет!".
Айтач: Я тоже, когда солнце увидела, обрадовалась, потому что как дома почувствовала себя. Да, Питер очень дождливый город, но очень нравится мне здесь лето.


Ежедневный быт, личные предпочтения / Ксения Мазуркевич


 

Хватает ли вам стипендии на жизнь?

Акбар: Я учусь на платном, у меня контракт 181 тысяча рублей, стипендии нет, общежитие за 2300. Помогает мама, и летом есть свободное время - я подрабатываю.
Айтач: Я тоже на платном учусь, мне только родители отправляют деньги. Не работаю.
Лариса: До 3 курса (я сейчас на 4-м) я подрабатывала. Сейчас стипендии хватает без работы, так как у меня повышенная стипендия, и появилась стипендия активиста.

Роман: А я думаю, стипендии на жизнь не хватит. Мы взрослеем, и наши запросы с этим растут. Чтоб их удовлетворить - нужно в несколько раз больше!


Ещё раз уточню: вы все живёте в общежитии?

Айтач: Да, в общежитии
Акбар: Да-да
Лариса: Да.
Роман: Да


В связи с этим - такой вопрос: я слышала, что там иногда воруют еду. Вы сталкивались с этим?

Айтач: Нет, у меня не было такого.
Лариса: У меня лично не было, но у нас есть разные общежития. У нас есть первое общежитие, и одногруппники говорили, что там действительно воровали еду. Пельмени. То есть вот они ставят их варить – возвращаются, а пельмени могут пропасть с плиты. Но лично у меня такого не было.
Акбар: Понимаете, мы, восточные люди, гостеприимные. Готовим большое блюдо, к нам заходят соседи. Ну, просто так: «дай отвёртку, дай тетрадь, дай книгу, подскажи», и у нас как бы принято приглашать за стол. И потом студенты - они всегда голодные. Лично я не ворую, у меня никто не воровал, и просто мы там иногда угощаем соседей.

Роман: За два с половиной весёлых года жизни в студенческом общежитии я с таким не сталкивался.

 

Какие у вас любимые традиции?

Роман: Традиция празднования Новруз байрама - мусульманского Нового года. Очень много деталей, нельзя их упускать! Начинается все с приготовления блюда из проросшей пшеницы "Халиса", которое готовится всю ночь с 20 на 21 марта.


Чем вы увлекаетесь?

Айтач: Я увлекаюсь спортом. Японская борьба. Называется Кендо - современное искусство фехтования, ведущее свою историю от традиционных самурайских техник владения мечом, кэндзюцу. Сейчас ещё занимаюсь боксом.
Роман: Самое большое моё увлечение - саморазвитие
Лариса: Увлекаюсь монетами, математика мне нравится. Это пассивные хобби. А активные это, скорее вот, находить новых друзей, общаться. На данный момент у меня хобби и работа. Работа — это волонтёрская деятельность, это Ассоциация иностранных студентов. А также я могу сказать, что я люблю форумы и фестивали, и я могу сказать, что я турист-форум. Сейчас новый слэнг вводят. Я на многих форумах была и в качестве волонтёра, и в качестве участника.
Акбар: Я хожу в «Легенду», это фитнес-центр рядом с метро Озерки. Купил абонемент по акции, наш правком согласовал с фитнес-центром такие условия для студентов, там по акции за 5900 был абонемент. Купил, ходим с ребятами, спортом занимаемся. Ещё хожу на настольный теннис, играю в шахматы и шашки. Потом, весной и летом мы играем в футбол, у нас есть две школы около общежития. Там очень красивые и классные футбольные поля искусственные. Вот мы там в свободное время играем в футбол.


У вас есть любимые сказки, мифы или легенды?

Айтач: Есть, туркменская. Называется «Акпамык» (туркменская народная сказка о семи братьях и их находчивой сестре Акпамык — прим.ред.). Это самая моя любимая сказка. Я часто просила маму, чтобы она рассказала мне её. Несмотря на возраст.
Роман: Никогда не задумывался об этом. Не смогу сейчас выделить что-нибудь особенное для себя.
Лариса: Хороший вопрос. Мультик такой есть, но не знаю, может, я подвержена больше нынешнему направлению…Тогда – «Маленький принц», наверное. Не знаю, если бы не этот мультик, у него такая популярность... Давно же книга написана?


Да, давно.

Лариса: Наплыв, пик этой популярности сейчас происходит. Действительно, можно оттуда взять очень много фраз, которые жизненные. Я бы сказала, что это книга не для детей, а именно для взрослых.
Акбар: Есть, я в детстве читал, но сейчас забыл названия.

Какой у вас любимый музыкальный исполнитель?

Айтач: Туркменская национальная музыка.
 

А певец любимый?

Айтач: Какаджан Реджепов (эстрадный певец из Туркменистана, сейчас проживает и работает в России – прим.ред.)
Лариса: Я , всё-таки, попсу больше люблю. Билан. Он, кстати, многим не нравится, но я прям обожаю. У всех разные вкусы.
Акбар: Ну их много, честно. Допустим, Григорий Лепс.
Роман: У меня нет какого-то одного исполнителя кого бы я смог назвать «любимым». Слушаю разное, частенько совсем не пересекающееся по стилю. Но выделю «Hurts».


Кто самый популярный исполнитель у вас на Родине, по вашему мнению?

Роман: Я не слушал творчество наших исполнителей.
Лариса: У нас есть певец, но он сейчас живёт в Москве и будет реализовывать здесь себя. Его зовут Какаджан Реджепов. У него очень крутые песни. Он сам полу-туркмен полу-азербайджанец, учился в Казани. Приехал и организовал свою студию. Он многие клипы снимал, песни записывал.
Акбар: Юлдуз Усмонова, Озодбек Назарбеков, Шохрух, Муниса Ризаева, Сардор Рахимхон, Улугбек Рахматулаев, Севара Назархон, Сабина Мустаева, Наргиз, Группа Болалар, Группа Ялла



Как вы относитесь к российской эстраде?

Айтач: Нормально, я и сама иногда слушаю.
Лариса: Люблю. Мне нравится и попса, и определённые направления
Роман: Уважаю. Часто ставлю на «плэй» творчество современных российских исполнителей.


Сильно ли мода в Петербурге отличается от моды в Вашем городе?

Айтач: Здесь можно что хочешь носить. У нас же культурные девушки надевают длинные платья.
Роман: Моду в нашем городе задают те, кто привозит одежду (коммерсанты). Здесь же полная свобода в этом плане, надеваешь, что душе угодно.
Лариса: Если говорить именно про питерский стиль, когда вот модно штаны расклешённые носить, или ещё что-то подобное, у нас на такое бы сказали, что это колхоз, если честно. У нас это не воспринимается, но мусульманские страны, грубо говоря, у которых есть деньги, они одеваются очень стильно. У мусульман современная мода: всегда накрашены, в длинных платьях. В наших странах женщина вроде бы должна носить платья, но это не принудительно. То есть, если я не хочу носить - я не буду.
Акбар: Конечно, отличия есть. В Питере одеваются так, как им удобно. А у нас обычно всё блестит, сверкает, камни, блестяшки. Одеваются типа по моде. А питерский народ -  как ему удобно. Допустим, это может вообще некрасиво смотреться, но главное - это удобно для человека.


Итоги:

 

Что бы вы хотели сказать этим интервью?

Роман: Хотелось бы сказать, что не стоит недооценивать ни одну нацию мира. У каждой нации есть своя история, своя культура и свое некое богатство. Свое представление, свое понимание мира. Как мне кажется, не нужно противиться тому, что приезжают разные люди с разными пониманиями, а просто стоит осознать то, что «если я родился там - то у меня мировоззрение одно, а если ты родился здесь – другое». И не стоит нам вести какую-то вражду между собой, если мы видим мир по-разному. То есть, прими это. Я вижу так, а ты видишь так. Ну, в этом нет ничего плохого, не значит, что это неправильно у тебя, или неправильно у меня. Просто мы к этому привыкли и у нас так заложено это. Не стоит противиться. Лучше - наоборот, находить точки соприкосновения и стараться наладить дружеские отношения. Я всегда за дружбу, за открытость.

Лариса: Я, конечно, во-первых, очень рада, что мы встретились со всеми вами, я лично, получается, с вами познакомилась, потому что раньше не получилось прийти в первый день, когда тоже было интервью с моим знакомым (беседа с Самуэлем – прим. ред.). Конечно же, надеюсь, что вы сейчас - именно то поколение, которое в дальнейшем будет представлять Россию. И у вас, у тех, кто будет вас читать (я думаю, что многие будут вас читать, особенно, люди вашего возраста), чтобы сбить стереотип, который существует. Допустим, как стереотип про Россию - что здесь постоянно все пьют, так же и стереотип, что из Азии приезжают только работать. Соответственно, работать тоже, студенты же подрабатывают, ну а мы вот сюда приехали учиться.

Айтач: В первую очередь - спасибо вам за сегодняшний день, и, спасибо, Ларисе, что пригласила. Да, очень нравится гулять с друзьями, а этот вечер особенно: под музыку, под игру гитары и так далее... А насчёт «в Питере – пить» - я не пью и не курю, и вам тоже не советую. Занимайтесь спортом лучше.

 

 

Чему вас научила Россия?

Лариса: В первую очередь, Россия скорее не научила, а подарила мне много друзей, с которыми я, надеюсь, буду общаться и после окончания университета. А вот научила ничего не бояться, ставить цели и реализовывать их. Также научила самостоятельной жизни, когда вы живете с родителями, мама все приготовит, все постирает, а тут ты делаешь все это сам.

Акбар: Меня Россия научила готовить, стирать, убирать. Мама далеко, все делаем сами. Самое ужасное, когда утром опаздываешь и даже не успеваешь покушать, кофе попил и побежал.

Айтач: Как ребята сказали, Россия научила жить без мамы, это тяжело, но нужно научиться этому и все будет хорошо.


И, напоследок - отзывы от наших собеседников:

 

Прочитано 125 раз Последнее изменение Воскресенье, 04 Март 2018 11:15

Контакты

Есть вопросы? Хотите узнать о Медиа-центре ещё больше? Свяжитесь с нами удобным для вас способом. Пишите, звоните, приходите к нам!

Адрес электронной почты: ddutvyborg@gmail.com

Телефон: 8 (812) 510-62-14

Адрес: Россия, город Санкт-Петербург, ул. Сантьяго-де-Куба 4/2